РОМАН КАЧАРАВА О НДС: «ЗАКРЫЛОСЬ НЕ МЕНЕЕ 100 ПРЕДПРИЯТИЙ»
Интервью председателя Ассоциации предпринимателей Абхазии Романа Качарава корреспонденту «Аҧсны.Иахьа» Мадине Бганба
ИНТЕРВЬЮ
«Закрылось не менее 100 предприятий»
Интервью председателя Ассоциации предпринимателей Абхазии Романа Качарава корреспонденту «Аҧсны.Иахьа» Мадине Бганба
Уже третий год обсуждается Закон "О налоге на добавленную стоимость". Кто выиграл от введения новой редакции закона?
— С 1 января 2016 г. вступил в силу Закон РА «О налоге на добавленную стоимость» в новой редакции. Выигравших тут нет, скорее, все проиграли: государство не получило те деньги, которые планировало получить, бизнес сократил свои обороты, упали доходы и, соответственно, мы видим, что бизнес пострадал очень серьезно, достаточно большое количество фирм закрылось. И государство не получило налоги в полной мере. В 2016-м году планировалось получить в виде НДС 1 млрд. 80 млн. р., по факту было собрано 780 млн. р. То есть, достаточно сильный провал
Как вы думаете, почему государство настаивает на новой редакции закона, если бюджет в виде налогов недополучил такую большую сумму?
— Вы знаете, на самом деле, новая редакция Закона «О налоге на добавленную стоимость», хотя, уже третий год, и она не совсем новая, но, дело в том, что именно такая форма изъятия НДС придумана не нашим государством, она практикуется во всём мире. Просто у нас получилось так, что до этого был другой закон, который позволял изымать НДС с разницей между ценой покупки и ценой продажи. Сейчас, по большому счёту, он более похож на налог с оборота, хотя не является налогом с оборота. Эта формула действует по всему миру, но мы оказались не готовы, и для нас ставка в 10% оказалось достаточно высокой. Кроме того, достаточно большое количество исключений: надо сейчас как раз-таки изучать списки, смотреть, почему такое количество организаций и видов деятельности, которые выпали из налогообложения. Надо понимать, каким образом нужно менять ставки. На мой взгдяд, она слишком высока, поэтому это вызвало достаточно серьезный рост цен, и если мы, таким образом все оставим, то, в дальнейшем, перспективы у закона нет, и он будет проваливаться с каждым годом ещё сильнее.
Кто больше пострадал: крупный или малый бизнес?
— Я думаю, больше всего пострадало наше население. Потому что НДС - это косвенный налог, который оплачивает покупатель. Предприниматель привозит товар, производит таможенную чистку, делает свою наценку, и только потом, когда сформирована окончательная цена, туда добавляется 10% НДС, который предприниматель передает государству. А оплачивает эти 10 % конечный потребитель. В связи с тем, что НДС был введён на определённую группу товаров, мы можем посмотреть, как пострадали организации, которые занимаются бытовой техникой. Если мы возьмём, к примеру, Гудаутский или Гагрский районы, там люди просто разорились и закрылись, потому что их продукция перестала быть конкурентоспособной. То же самое можем сказать и по мебели, и по многим другим позициям. Здесь мы должны понимать, что товары бывают высокомаржинальные и низкооборотные, и высокооборотные и низкомаржинальные. На сегодняшний день НДС введён в основном на низкооборотные высокомаржинальные продукты. Это бытовая техника, стройматериалы, мебель и т. д. То есть, эти товары продаются медленно и у них достаточно высокая стоимость. Теперь представьте, когда к этой стоимости добавляется НДС 10%, человек начинает задумываться, здесь это взять или поехать куда-то…
У вас есть статистика, сколько предприятий оказалось убыточными и закрылись?
— Однозначно точную цифру я вам не приведу, но по моим подсчётам, я думаю, закрылись не менее 100 предприятий. Соответственно, это деньги, которые не поступают в бюджет. То есть, каждое закрытое предприятие - это люди, оставшиеся без работы, невыплаченные зарплаты, соответственно, непоступление денег в бюджет.
Если НДС останется в этой же редакции, что вы прогнозируете в дальнейшем?
— Я считаю, что если ничего меняться не будет, останется в таком виде, в котором закон находится сейчас, то думаю, спад будет ещё сильнее. Потому, что в 2017- м году только по НДС провал бюджета составлял 512 млн. р. Мы же учитываем мнение и нашего населения, и государства, и предпринимателей, в том числе. То есть при гибком подходе и щадящей ставке, но с возможностью её прогресса, можно добиться результата.
Вы считаете, что у вас будет понимание у госструктур?
— Я сейчас состою в рабочей группе при Парламенте, которую возглавляет Натали Викторовна Смыр. И достаточно активно в эту рабочую группу приходят руководители ведомств: это и таможенный комитет, и налоговая служба, и министерство экономики, и совместно мы сможем прийти к какому-то результату. В любом случае, этот вопрос не решается наскоком. Тут нужно понимать, каким в дальнейшем государство видит налоговую систему Абхазии. Мы в этой рабочей группе пытаемся не просто доработать Закон «О НДС», или его как- то изменить. Тут нужен комплексный подход. Дело в том, что у нас до сих пор нет Налогового кодекса. И, допустим, если мы возьмём нормы списания продукции - это естественный убыль, порча, и т. д., то государство и налоговые органы до сих пор пользуются законами, которые были написаны в Советском Союзе. Тут очень трудоемкий процесс. Первая задача наша - доработать закон о НДС. Может, он вообще не пригодится, может быть, государство автоматизирует систему учёта, и мы перейдём вообще на один вид налога. Не секрет, что сейчас обсуждается возможность введения налога с оборота. Тоже интересное предложение, хотя и там есть свои недостатки. Нужно комплексно подходить, изучать ситуацию, и, наверное, приходить к какому-то мнению, решению. Но этот процесс нелёгкий. Мы должны учитывать все мнения.
comments powered by HyperComments

comments powered by HyperComments
СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:
Ещё
Made on
Tilda