Интервью с государственным и общественным деятелем Леонидом ЛАКЕРБАЯ

— Леонид Иванович, широкий резонанс в обществе вызвал судебный процесс по Вашему иску к авторам учебника «История Абхазия». Как Вы прокомментируете утверждение автора «обещавшему покинуть свой пост еще в феврале 2013 года»?
— Ответчик С.Лакоба в суде заявил : «Кто вообще обратил внимание на эту фразу, кроме Леонида Ивановича. К сожалению, дальше пошло по такому накату, что он сам стал себя как- то называть, это ведь не наши слова».

Ему вторит и соавтор учебника О.Бгажба : " Мы ничем не оскорбили Лакербая Л.И. В этой книге о нем хорошо написано, это просто факты", и рецензент учебника А.Габелия.

Если это так, тогда зачем эта фраза в учебнике вообще? Уверен – это форма мести мне за то, что не стал на сторону ответчика, административно- политические амбиции которого с 2003 года становились подчас непомерными.

28.02.2013 г., по его утверждению я– человек «обещавший покинуть свой пост…», хотя в этот же день на встрече с лидерами оппозиции и другими представителями митингующих я обещания уйти в отставку не давал. Митингующие разошлись после сообщения лидеров оппозиции об ожидании моего ответа к понедельнику, 4 марта. Затем была встреча в зале заседаний администрации президента в присутствии Президента А.З.Анкваб с участием членов Правительства, депутатов Парламента, на которой я подтвердил отказ уйти в отставку. Лишь после этого я зашел в кабинет секретаря Совбеза.

Обсуждаемое утверждение в учебнике выставляет меня человеком, испугавшимся тогда, но позабывшем об этом позже. Кстати, на это намекает и сам ответчик. Посмотрите что он говорил 9 ноября 2016 года в программе «Х,азтагыло аамта»: «Сегодня он (т.е. я) говорит, что всего этого не было, что все это выдумки. Когда ситуация вроде утряслась, он спокойно сидел вот до этих событий, пока парламент его не вынес". Что в таком случае должны думать обо мне? О какой чести и о каком достоинстве может идти речь?

Хотя, на самом деле, все было не так. В понедельник, 4 марта 2013 г. я собрал в Большом зале КМ более 800 своих единомышленников, заявив, что не собираюсь никуда уходить, а на следующий день сделал заявление о неприятии ультиматума об отставке.

А на первом заседании суда ответчик С.Лакоба бросил такую реплику: «Вы обещали уйти в отставку... Ваша судьба решилась 28 февраля». Еще раз повторюсь – это месть! Ладно, написал бы он это в статье, монографии, озвучил бы в выступлении на телевидении. Он сделал по –другому, чтобы ударить по моим детям, внукам в учебнике «История Абхазии». На это я не отреагировать не мог. Изложение в учебнике истории недостоверных фактов недопустимо вообще, а использование учебника в целях сведения каких-то счетов-тем более.
— Знаете, есть и такое мнение – ну ладно, даже если Вы и сказали бы это в какую-то минуту в кругу друзей, ведь всякое бывает, но зачем это надо было отражать в учебнике?
— В том -то и дело, что никаких обещаний уйти в отставку ни через месяц, ни в другие сроки я никому не давал.

Один из моих друзей обратил внимание на следующий факт: почему ничего не значащая, нигде не отмеченная, моя, якобы фраза есть, а из учебника исчезло требование о досрочной отставке первого Президента Владислава Ардзинба, прозвучавшая на съезде «Амцахара» летом 2003 года. А ведь это неоспоримый факт. Об этом в СМИ достаточно материалов, электронных и печатных, только лишь потому, что отставку требовал тогда именно историк Лакоба? Причем показательно, что в издании 2006 года — это требование, правда обезличенное, было. А в издании 2015 г. о нем нет и упоминаний. Хочется спросить академика Бгажба "курирующего", с его слов, всю историю, почему данный неоспоримый факт не был отражен в учебнике?
— Кстати, та ваша встреча с депутатами в кабинете Секретаря Совбеза 28.02.2018г. называется то официальной, то дружеской. И все-таки, какой она была?
— Так ее - то официальной, то дружеской, называл только ответчик Лакоба. Остальные трое так не говорят. Видимо, они правы - а какой еще может быть встреча с участием директора вещевого рынка и заведующего столовой? Только «официальной», какой же она еще может быть?
— Прошло три заседания суда. Сейчас идет перерыв, связанный с решением суда отправить материалы на экспертизу. Три свидетеля подтвердили, что Вы обещали 28 февраля 2013 года уйти через месяц. При этом ряд свидетелей на заседания суда не явились. Как Вы смотрите на эту ситуацию?
— Уверен, ответчику надо было найти обоснование изложенного в учебнике утверждения " обещавшему покинуть свой пост». И началось. Я был просто поражен фразой его вышеназванного интервью Абхазскому ТВ в ноябре 2016 г.:" Но я в очередной раз пошел навстречу, помог ему". Ответчик ведет речь о ситуации после моего т.н. «обещания», услышанного четырьмя депутатами первого парламента, включая и самого ответчика. Должен сказать, теперь мне стало понятно, что на мою просьбу собрать депутатов первого Парламента, чтобы обсудить с ними складывающуюся в стране ситуацию, он неспроста собрал лишь членов своего фан-клуба. А ведь совсем недалеко были Н.Акаба, С.Джинджолия, А Тополян, Э.Авидзба, да и мн.др. Собрать депутатов-такова была моя единственная просьба к нему. Ни за какой другой помощью я к нему не обращался. Тогда кто "уполномочил" его оказывать мне некую помощь? В это невозможно поверить, но со слов ответчика, это был Президент А.З.Анкваб. Получается, А.Анкваб так "обрадовался" моему желанию уйти, что даже не удосужился спросить меня об этом? Возникает и другой вопрос: а кто из четверки С.Лакоба, О.Дамения, К.Джинджолия, Д.Пилия сообщил ему о моем "обещании", которое, получается, так его «обрадовало».

На первом заседании суда мы услышали о формировании 28 февраля 2013 г. некой комиссии, которая вела в Министерстве обороны переговоры с оппозицией,на которых Лакоба, якобы, отстаивал мои интересы – «уйдет через месяц». И это, будто, нашло понимание, и обстановка разрядилась. Это с его слов. Причем он заявил так: «На переговоры меня послал именно Анкваб». На следующем же заседании на вопрос, были ли его действия согласованы с Президентом. он ответил, что не видел президента в этот день. То говорит, что это задание ему поручил президент, то оказывается он его не видел. Ответ его таков: «Ситуация такова была, что не до этого было, чтобы докладывать президенту об отставке премьера». Каково, а! И как это вяжется с тем, что послал его на переговоры именно А.З.Анкваб ?

Дальше – больше.

На третьем заседании суда вдруг оказывается, что послал его не А.З.Анкваб, а спикер Парламента Валерий Бганба. Он, якобы спустился к нему и сказал, что есть такое решение президента, мы должны пойти в Министерство обороны, там будет решаться этот вопрос.

После заседания суда я сразу же позвонил Валерию Бганба. С его слов, никаких поручений по моей персоне Президент ему не давал, и от имени Президента он к Лакоба не обращался.

Опять повторю то, что уже несколько раз говорил в суде. Если я дал 28 февраля 2013 года согласие уйти в отставку через 1 месяц, зачем 11 марта 2013 года (на 11-ый день т.н.обещания) нужен был новый митинг оппозиции, где четко говорилось, что власть проигнорировала требование митинга от 28 февраля?! Отчего никто из выступавших, включая Ахру Бжания, не оповестил о моем "обещании" уйти в отставку?

Дальше-еще больше. До мая 2014 года были пресс-конференции лидеров оппозиции, в т.ч. пресс-конференция Р.Хаджимба и А.Бжания после заседания в Парламенте , где обсуждалась резолюция митинга от 11 марта 2013 года, были заявления «Аруаа», «Ахьаца», Форума Народного Единства, «Единой Абхазии», примкнувшей к оппозиции, но нигде и никогда не было сказано о моем «обещании»!

Почему оппозиция, в поисках компромата на меня, использовавшая очень многое, от измерении размеров участка в Гудауте, где я проживаю, до процедуры приглашения добровольцев на 20-летие Победы, публиковавшая все это, не использовала мое не существовавшее «обещание» уйти в отставку? Есть и более интересный вопрос: как так получилось, что президенту А.З.Анквабу ни разу не припомнили "обещание" отправить меня через месяц в отставку? Ответ, уверен, ясен и ясен не только мне.
— Свои показания давал в качестве свидетеля Ахра Бжания..
— К его показаниям есть вопросы. Мне нужно некоторое время, чтобы досмотреть все видеоматериалы того периода, печатные я уже просмотрел. И я буду готов ответить на выступление в суде, я бы сказал, «и примкнувшего к ним Ахры Бжания».
В учебнике я увидела явное несоответствие описания событий 27 мая 2014 г.: «Многочасовое ожидание тысяч людей привело к тому, что люди переместились к площади президентского дворца, и тут выяснилось, что президент спешно покинул здание…»?
— Это уже месть президенту А.З.Анкваб. Данная ложь лишь подтверждает, что учебник истории не должен быть местом сведения личных счетов. Слава Богу, в Интернете немало кадров, и много печатных материалов о событиях мая 2014 года, напрочь опровергающих утверждение автора учебника. Но, на одно автор может стопроцентно надеяться: у него, как всегда, есть как минимум три свидетеля, того, что написанное им-истина.


Сухум 04 ѴІ 2018
comments powered by HyperComments

comments powered by HyperComments
СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:
Ещё
Made on
Tilda