Власть не заинтересована в борьбе с коррупцией. Практически не ведется работа по профилактике и противодействию коррупции

Аслан Бжания, депутат Народного Собрания — Парламента Республики Абхазия, президент Фонда «Апра»
Депутат парламента, сопредседатель Блока оппозиционных сил Аслан Бжания подверг критике действия властей в борьбе с коррупцией.
«Если исполнительная власть во главе с ее руководителем была бы заинтересована в борьбе с коррупцией, то их действия должны были быть куда активнее. Мы, наоборот, чувствуем некое скрытое противодействие», — сказал в интервью «Аҧсны.иахьа» Бжания.
В Абхазии в 2015 году в окончательном чтении парламентом был принят Закон «О борьбе с коррупцией» и в том же году при Генеральной прокуратуре было создано Управление по борьбе с коррупцией. По мнению политика, несмотря на то, что проблемы коррупции существует во всем мире, во многих странах к ее решению приступили давно. «Громко о борьбе с коррупцией, о необходимости эффективной борьбы с ней в Абхазии стали говорить в 2014-м в ходе кампании по выборам президента. Команда кандидата Хаджимба ставила перед собой цель превратить Абхазию в территорию закона», — напомнил оппозиционер. Однако, сказал он, «борьба с коррупцией» в течение трех лет оказалась провальной.

Комментируя инициативу включения положений статьи 20 Конвенции ООН «Незаконное обогащение» в уголовный кодекс страны, Бжания сказал: «В данном случае имеется в виду увеличение активов публичного, должностного лица, происхождение которых он разумным образом объяснить не может. Считается, что эта мера весьма эффективна. И я придерживаюсь такого же мнения»,— отметил он. Говоря о действующем Законе «О борьбе с коррупцией» Бжания констатировал, что статьи закона предполагают определённые действия, которые должны были быть осуществлены должностными лицами. В частности, пункт 1 статьи 5, Закона «О противодействии коррупции» определяет следующее:
  • Президент страны должен определить основные направления государственной политики в области профилактики и борьбы с коррупцией;
  • Народное собрание должно разработать и принимать законы по противодействию коррупции, а в последствии — контролировать их исполнение;
  • На Совет безопасности возложены серьезные обязанности. Он должен рассматривать вопросы по предупреждению и борьбе с коррупцией;
  • Генеральная прокуратура координирует деятельность правоохранительных органов;
  • В рамках своих полномочий, противодействием коррупции должна заниматься Контрольная палата.
  • Нормативно-правовые акты должны проходить антикоррупционную экспертизу.
Все это, по мнению депутата, необходимо формировать и развивать институты парламентского контроля. «Они четко прописаны в законе. Необходимо создать условия, при которых мы должны были усовершенствовать систему государственного управления», — подчеркнул он.

«Государственный аппарат, в котором дублируются функций и государственный аппарат, который порой не знает чем заниматься, является препятствием для развития страны и является благодатной почвой для появления коррупции», — заявил Аслан Бжания. Он также констатировал, что статья 7 Закона предполагает обеспечение добросовестности, открытости, честной конкуренции при осуществлении закупок товаров и услуг для обеспечения государственных нужд. В статье 8 Закона говорится, в частности, о тех правах и обязанностях, которым наделяется Совет безопасности. Он обеспечивает реализацию полномочий президента по определению государственной политики в области противодействия коррупции. Совет безопасности должен готовить предложения по вопросам противодействия коррупции в органах государственной власти.

Отвечая на вопрос о том, в чьи обязанности входит проведение антикоррупционной экспертизы, Бжания сказал: «Антикоррупционную экспертизу должен проводить парламент в отношении тех правовых актов, которые принимаются парламентом. Далее антикоррупционную экспертизу должен проводить в известной степени Минюст республики. Я сделал определённые запросы и в Совет безопасности и в Кабинет министров, в Генеральную прокуратуру: обратился с письмом к спикеру парламента, какое количество нормативно-правовых актов прошли антикоррупционную экспертизу. На сегодняшний день я никаких ответов не получил. Но я думаю, что такая работа не проводилась»,— уверен политик.

Он обратил внимание на то, что «закон обязывает органы государственного управления, государственные учреждения и организации проводить конкурсы и тендеры на выполнение государственных проектов. «Я также направил депутатский запрос в Министерство экономики по реализации Инвестпрограммы. Ответа и от них я до сих пор не получил. Возможно, по каким-то объектам и проводятся конкурсы, но подождём ответа, будет видно, всегда ли и во всех ли случаях это делается. У меня есть опасения, что там мы увидим ряд серьезных нарушений», — сказал оппозиционер.

Бжания напомнил, что в прошлом году в парламент поступил ряд материалов из Контрольной палаты. «В этих материалах усматривались признаки совершения преступлений определёнными должностными лицами. Закон обязывает Контрольную палату, в пределах своих полномочий, оказывать противодействие коррупции. Но в парламенте по этим материалам не состоялись слушания. Ряд депутатов пытались провести эту работу. Но она не получила должной поддержки и огласки. И недавно эти материалы были переданы в Генеральную прокуратуру. В этих материалах, кстати, в отношении высших должностных лиц есть признаки преступления — нецелевого расходования бюджетных средств. Речь идёт о миллионах, о десятках миллионов рублей. Мы ждём реакции генеральной прокуратуры», — сказал он. «Если исполнительная власть была бы заинтересована в борьбе с коррупцией, и планировала бы проведение эффективной борьбы, то ее действия должны были быть куда более активные. Мы, наоборот, чувствуем некое скрытое противодействие. Работа по профилактике и противодействию коррупции сегодня практически не ведётся», — резюмировал Аслан Бжания.

Сухум, 01 IV 2018
comments powered by HyperComments

comments powered by HyperComments
СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:
Ещё
Made on
Tilda