Кому не нужна правда об отравлении Аслана Бжания?

В последние дни активно насаждается мысль о том, что здоровье лидера оппозиции, депутата Народного Собрания-Парламента Республики Абхазия и вероятного кандидата на пост Президента Аслана Бжания не подвергалось внешнему воздействию, говоря проще, он не был отравлен.
Для закрепления данной теории используются все средства - «авторитетное мнение» ангажированных прокурора и врачей, и посты в социальных сетях от целой армии анонимных авторов. Не обязательно иметь медицинское образование, чтобы не заметить очевидные вещи. В данном случае для тех, кто хочет увидеть и понять, - медицинские показатели указывают на факт отравления популярного политика. Те же, кто утверждает обратное, как могут объяснить, откуда в организме Аслана Бжания, человека, ведущего абсолютно здоровый образ жизни, присутствуют тяжёлые металлы, причём некоторые из них в очень высоких концентрациях.

Очевидно, что некоторых все еще не удивляет тот факт, что одновременно с Асланом Бжания в больницу попали двое сотрудников его охраны с аналогичными симптомами, но в более легкой форме. Медицинское обследование выявило - у них нет вирусных и инфекционных заболеваний, что четко указывает на то, что вероятность заражения чем-либо от Аслана Бжания полностью исключается. В выписке из истории болезни Левана Бжания черным по белому написано: «имеются признаки токсического отравления зрительного нерва» и «отравления неизвестными веществами».

На заседании Парламента, на котором обсуждалось состояние здоровья депутата Аслана Бжания, спикер, "забегая вперёд", исключил отравление, что провластные СМИ с радостью вынесли в заголовки своих сообщений. При этом никто из них особо не взял в расчет слова приглашенного на заседание врача, которая не исключила факта внешнего вмешательства, добавив лишь то, что те пациенты, которые у неё были с аналогичным диагнозом, не были отравлены.
Стоит начать с того, что у А. Бжания несколько заболеваний, никак не связанных между собой, и мы глубоко сомневаемся, что у пациентов приглашенного в Парламент врача были такие показания в диагнозе в совокупности. Мы все, конечно же, не медики, но не нужно шесть лет учиться в мединституте, а затем в ординатуре и интернатуре, чтобы понимать - заключение доктора (пусть самого лучшего), тем более, сделанное без осмотра больного, не вникнув в результаты его анализов, не проследив динамику (а именное такое заключение прозвучало в Парламенте), не может считаться авторитетным и, тем более, окончательным.

Пару слов о Генеральной прокуратуре и лично о заместителе генпрокурора Е. Какалия, который за несколько часов следственных мероприятий в г. Москве «разобрался» во всех тонкостях происшествия и 21 мая, в день проведения митинга оппозиции, поспешил дезинформировать Президента и абхазское общество о том, что Бжания А. и сотрудники его охраны не были отравлены. Кстати, на момент передачи вышеуказанной информации сотрудники прокураторы допросили только сына А. Бжания, который узнал о случившемся с отцом лишь на второй день, а прибыл в Москву на третий день, когда А. Бжания уже лежал в реанимации, то есть априори не мог знать никакой информации, представляющей оперативную ценность. Также Е. Какалия посетил самого Аслана Георгиевича в реанимации, который на тот момент был в тяжелом состоянии, и почему-то Какалия этого хватило, чтоб сделать выводы об исключении отравления. Хотим заметить, что на тот период не были допрошены все члены семьи Аслана Бжания, которые с первых часов ухудшения его состояния были рядом с ним, не были допрошены ни его лечащие врачи, ни сотрудники его охраны Леван Бжания и Кясоу Дарсалия, которые также являются пострадавшими, не были допрошены и их лечащие врачи. Несмотря на это, Генеральная прокуратура поспешила дезинформировать через СМИ абхазское общество о том, что на тот момент была допрошена и супруга Аслана Георгиевича, что не соответствовало действительности.

Имеет факт разглашения материалов доследственной проверки, которая не завершена, а именно фотография листа с клиническим диагнозом, сделанная в буквальном смысле, с колен. В этом документе, за подписью главврача, указан лишь клинический диагноз, что и было выделено жирным шрифтом в тексте, а это значит лишь то, от каких симптомов в настоящее время лечат Аслана Георгиевича, а причины этих несвязанных друг с другом заболеваний не указываются, и, соответственно, не исключено отравление. В течение полутора часов эта фотография, содержащая также информацию, являющуюся врачебной тайной, появляется в социальных сетях, а генеральный прокурор спешит доложить о том, что никакого отравления не было.

Также в докладе прокуратуры упоминается о том, что семья была против какой-либо проверки и все материалы получены благодаря российским коллегам, что не соответствует действительности, все материалы получены с разрешения А. Бжания и его семьи, которые лично получал в том числе и Е. Какалия, и предоставлялись эти материалы исключительно в рамках доследственной проверки, а не для такой неправомерной публичной огласки. Все это, ни что иное, как намеренное введение в заблуждение народа представителями власти, которые в начале отрицали причастность к отравлению, а теперь всячески пытаются отрицать сам факт внешнего воздействия. Напрашивается вопрос, если власть и "аффилированные" с ней лица не имеют отношения к отравлению, то зачем ее представители, да еще и высшие лица генеральной прокуратуры, пытаются отрицать сам факт отравления, используя откровенную ложь и подтасовку. А не горит ли на воре шапка?

5 июня в Парламенте Республики Абхазия Е. Какалия заявил о том, что врачи исключают токсическое отравление у Аслана Бжания и сотрудников его охраны, однако он не может не знать о том, что по результатам немецких исследований, у А. Бжания в организме обнаружены тяжелые металлы, однако, по словам Какалия, эти данные в расчет не берутся, но причины он не поясняет. Допустим, московские врачи по объективным причинам не могут учитывать результаты исследований, проведенных в Германии, но почему-же наша прокуратура их не учитывает при оглашении преждевременных выводов. Ведь это основной документ, на который ссылается большая часть абхазского общества, которая не сомневается в факте отравления лидера оппозиции. Также в выписке у сотрудника охраны Левана Бжания написано, как уже было сказано выше, что у него есть "признаки токсического поражения зрительного нерва" и "отравление неизвестными веществами" (документ прилагается). По версии заместителя генерального прокурора, Аслан Бжания заболел, а сотрудники его охраны Леван Бжания и Кясоу Дарсалия отравились, а то, что симптоматика у всех троих одинакова - так это невероятное совпадение, а кто как не высшие чины следствия не должны верить в такие совпадения.

Все эти факты в совокупности дают повод размышлять о том, что Генеральная прокуратура не руководствовалась принципами непредвзятости и независимости от исполнительной власти, а выполняла чей-то политический заказ. Привыкшие прислуживать своему начальству, как всегда, они оказали им медвежью услугу. Но, как известно, все тайное когда-то становится явным. Нет сомнения в том, что будут установлены имена тех, кто совершил это гнусное преступление, как и в том, что и они и те, кто пытался их прикрыть и ввести общественность в заблуждение, понесут заслуженное наказание.

Максим Бжания – сын А. Г. Бжания
Давид Габелия- племянник А. Г. Бжания
Инал Квициния- племянник А. Г. Бжания

14 ѴІ 2019 г.
comments powered by HyperComments

comments powered by HyperComments
СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:
Ещё
Made on
Tilda